Naruto Trip 2009

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Naruto Trip 2009 » Ichiraku Ramen » Наше творчество


Наше творчество

Сообщений 31 страница 60 из 121

31

Молодец, Канкуро.
Фанфик небольшой, но интересный - этим-то мне и нравится) Давай ещё.

Вот наконец-то мне подарили планшет, так я пыталась научиться и привыкнуть к нему... так и получился следующий рисунок:
http://i.piccy.kiev.ua/i/fd/58/709b83f4 … d7711.jpeg

32

УУУУУУУУ...Да ты крут) серьезно,каждый раз как смотрю твои рисунки они все лучше и лучше...)

33

ShindoShuichi
таа) а я вообще рисовать не умею х_Х
Ну... вот еще, только это не фанфик совсем... + слегка бредовый

Человек, которого не было
Шел ливень. По-летнему теплый, но по осеннему тоскливый и сильный. Я не замечала струй, которые хлестали меня по всему телу. Казалось, что еще немного и потечет кровь. А мне было все равно.  Я шла по бульвару, засунув руки в карманы. Мимо проходили люди под зонтами, а их лица казались мне лишь серыми масками. Вообще весь мир в один миг потерял цвета и звуки. Я шла и слышала лишь шум дождя и свои мысли. «Ира, что с тобой произошло? Почему ты такая… серая?» - эти вопросы я задаю себе каждую минуту, но не нахожу ответа. Для меня все потеряло смысл. Почему? Я вам сейчас расскажу…
…Это произошло несколько месяцев назад. Было начало лета. Я точно так же брела по этому же бульвару и разглядывала землю. Настроение было хуже некуда. Мне тогда казалось, что наступил конец света: меня бросил парень. Какой же дурашкой я была.
Внезапно я на кого-то натолкнулась. Судя по кроссовкам, которые я видела, это был парень. Буркнув что-то похожее на «извините», я попыталась пройти дальше, но он внезапно схватил меня за руку выше локтя.
- Эй! Что ты делаешь!? – от возмущения я резко перешла на «ты», но голову так и не подняла. На мои вопли он не обратил никакого внимания. Он поволок меня к ближайшей лавочке и усадил на нее. Я, наконец, подняла взгляд. Передо мной был симпатичный парень лет 18-ти: среднего роста и телосложения, русые волосы до плеч, собранные в хвостик на затылке, серо-голубые глаза, прямой правильный нос… Вообщем, обычный парнишка из обычного города.
Он уселся рядом со мной на лавочку. Я хотела было вскочить, но он, будто угадав мои действия, положил руки мне на плечи и легонько, но требовательно надавил. Я подчинилась. Он убрал руки, понимая, что я уже никуда не денусь. А затем сказал:
- Привет. Как тебя зовут? – он улыбнулся. Почему-то от этой улыбки мне стало легче.
- Ира, - я сказала это очень тихо, но парень, тем не менее, услышал.
- А меня Дима. Ты почему такая печальная?
- А разве незнакомому парню это должно быть важным? – я посмотрела на него с раздражением.
- Ну почему же незнакомому? – он рассмеялся, - Мы же уже знакомы!
И тут я улыбнулась. И впрямь, почему незнакомому? Через минуту мы уже оба весело смеялись, а потом весело болтали. Выяснилось, что он живет совсем недалеко от меня. Так мы и стали друзьями не разлей вода.
Каждый день начинался с его звонка мне. Мы договаривались, где и как встречаемся, а затем вместе шли гулять по нашему маленькому городишку.  И каждый день нам было о чем поговорить. Что самое интересное, мы были просто друзьями. Я не чувствовала к нему ничего такого. Просто очень привязалась к нему.
С появлением Димы вся моя жизнь пошла наперекосяк. В хорошем смысле. Она вновь обрела звуки и краски, люди скинули одинаковые маски и стали разными, а не как прежде. Я все чаще смеялась, улыбалась, радовалась всему, что раньше мне казалось бессмысленным. Даже моя разлука с парнем мне казалась теперь лишь шуткой. Я не понимала, как я могла грустить из-за такой глупости.
Это была идиллия.
Но все когда-то заканчивается.
Однажды вечером, когда мы уже шли домой, Дима внезапно резко остановился. Я удивленно на него посмотрела. Парень был печален, глаза смотрели в землю, а взгляд был таким, что казалось, будто он вот-вот заплачет.
- Дим! Что случилось? – я схватила его за плечи.
Он печально посмотрел на меня.
- Ира, я… я должен кое-что тебе сказать. Я… меня… - он остановился на пол фразе.
- Да… я слушаю, - у меня было очень нехорошее предчувствие. Но ведь все будет хорошо, правда?
- Ир, меня… Меня на самом деле не существует.
Я ошалела от такого заявления. Как такое может быть? Ну вот же он Дима, материальный! Стоит и разговаривает со мной. Это, наверное, шутка…
- Дим, ты же шутишь, да? – в ответ было печальное покачивание головой, - Но такого не может быть! Это не может быть правдой!
- Ирочка, я скажу тебе только одно: никогда не грусти. И в один прекрасный день ты поймешь как это – не существовать на самом деле, - он улыбнулся и… растаял. Просто у меня на глазах. Сперва было непонимание. Потом был шок. Я то и дело вызывала в голове воспоминания о его последней улыбке. Она была такая… веселая.
У меня началась истерика.  Не помню, как я дошла домой и о чем разговаривала с матерью. Не помню толком, почему она на меня кричала и давала пощечины. А затем я закрылась у себя в комнате и стала вспоминать те дни, когда мы с ним гуляли. Как познакомились, как смеялись, веселились. Мне стало плохо, но я сдержалась и просто улыбнулась. Немного полегчало.
А завтра наступит 1-е сентября…
…Вот собственно и вся история. Сейчас мне все безразлично. Абсолютно все…

***
…Сегодня 4-е июня. Начало лета. Я гуляю все по тому же неизменному бульвару. Сейчас мой взгляд шарит в серой массе людей, как бы ища частички прошлого. И внезапно мой взор натыкается на печального парнишку, который, засунув руки в карманы, безразлично идет куда глаза глядят. Мой рот сам по себе расплывается в улыбке. И тут я вспоминаю последние слова Димы: «…в один прекрасный день ты поймешь как это – не существовать на самом деле…»
Я радостно преграждаю дорогу парню.
И вся история начинается сначала…

34

Канкуро, Супер!!! Аплодисменты!!! Мне меганравятся такие вещи!!! Пишите еще!!

35

Cheshire
аригато) Это старые вещи) сейчас пока ничего не могу написать, а заставить себя и "высосать из пальца" как-то нехочеццо... =\

36

Та... ну пусть я сеня еще что-то выложу... Ну пусть это будет... м-м-м... Да! Оно!

Отражение в Зеркале
Я знаю, кто я. Я лишь отражение, отражение в Зеркале. Каждый день я обязана стоять за стеклом и повторять движения той, кто назвался моей хозяйкой. Я обязана показывать Хозяйке то, что она хочет видеть – ее саму. И это не зависит от моей сущности. Ведь я лишь отражение.
Каждый день я подхожу к окну, такому прозрачному, манящему, и превращаюсь в то, что стоить перед окном. Чаще всего это какая-нибудь малолетняя крашеная дурочка, которая спешит на свидание. И мне приходиться повторять все ее движения, улыбки. А ведь я когда-то была такой же…

Зеркало… разбитое зеркало. Несколько кровавых осколков на полу. Рана на руке. И тысячи «я» смотрят на меня, злобно смеясь…

Воспоминания. Такие яркие и в то же время покрытые туманом неизвестности. Где-то за окном играет тихая мелодия, такая знакомая. Мультик. Песенка «Мама»…
Я лишь качаю головой и печально улыбаюсь. А когда-то это была моя любимая песенка.

Тысячи мелких осколков… Из них поднимается молочно-белый вихрь…

Я смотрю в окно. Какая-то зареванная девчонка стоит перед Зеркалов каком-то школьном туалете и красит глаза. Я автоматически повторяю ее движения. «Это моя жертва!» - думаю я, продолжая повторять движения девушки. И тут, когда она начинает расчесывать волосы, я прекращаю копировать ее. И становлюсь собой…
…Я не слышу крика девушки. Окно поглощает все звуки, оставляя лишь тишину. Почти идеальную. Почти, потому что ты постоянно слышишь тихий звон разбиваемого на тысячи осколков стекла. Звон Зеркала.

Я не кричу… кричать нету сил. Просто смотрю на мир снаружи и понимаю, что мне уже никогда там не жить… да и я всегда знала что мое место тут… В мире где царит холод, тишина и туман… Я – Отражение в Зеркале, я та, которая не имеет имени, я та, которая давно мертва…

Боль. Окно разбито. На моем идеально-белом платье кровь. Боль. Но я улыбаюсь. Я свободна. Я вырываюсь из своего многолетнего заточения молочно-белым вихрем и лечу вверх, не думая о той, кто теперь живет там, за окном.
Я взлетаю в голубое небо. Люди показывают на меня пальцами. Еще бы, девушка которая летит… А мне все равно. Я свободна. Я теперь не отражение, но и не человек, как когда-то… Я – Ангел.

Отредактировано Kankuro (2007-10-29 00:07:30)

37

воть...

38

Правда ресуночек не по Наруто... поченю сканер пришлю другие рисунки!

39

Ого! Классно!!!
Сакура, хотела бы рисовать как ты!
правда, ещё больше я бы хотела увидеть эту картинку в большем разрешении...))))
Молодчина!

А вот и мое творчество. Эт я только учусь работать с фотошопом - первая работа в цвете. Очень неаккуратно сделано, но потом буду исправляться...

http://i.piccy.kiev.ua/i/e7/43/a74c8b20 … c3b8e.jpeg

40

А я вот сейчас пишу не корочткий рассказ о своём неканоническом персе Мичиииире Узумаки ^_^ По этом рассказе я бы очень хотел создать аниме.... Со времинем выложу, если осмелюсь.

^_^ Нас с Сонькой уже путают??? Крутто!!! ^_^

Сакура, не уж то это Калеб и Корнелия??? ОО

Канкуро, я тож пишу фанфики, но не хочу их выкладывать сюда =) Они через чур откровенные  :D

Шуичииииииии ^_^ Где ты фотошоп качнул и скока он весит?

41

Michira-chan
хех... а я такие не пишу... =)
Кстати, фотошоп можно найти где-угодно... Но проблема: нужно качать крак (с помощью которого ну ооочень большая, 99,9% подцепить вирус) или искать другой способ. Ибо демо-версия на месяц. После этого требует код)

42

Это е Калеб и Корнелия, Мичи! Это мои персонажи! Принцесса блондинка и маньячный вор, который её украл...

43

Шуи! Твой рисунок просто шедевр! Это я хочу так рисовать как ТЫ! С фотошопом могу помочь:)

44

Хех... сегодняшнее безумие....

Этот рассказ я посвящаю любимой Koliuckе и обожаемому x_secret'у...

Бокал Свободы

Почему, ну почему в любом доме, в любой комнате, помещении я чувствую себя как птица в клетке? Я не люблю закрытые окна, я не люблю шторы и все, что отделяет меня от мира снаружи. Стены, каменные, холодные, удерживают меня здесь. Здесь… Как странно звучит это слово. Где это, здесь? Я слегка улыбаюсь, не потому, что мне весело, а потому, что здесь нельзя по-другому.
Я смотрю на маленький осточертевший садик за зарешеченным окном. Решетки… Я стискиваю зубы, но тут же снова начинаю улыбаться. Я – маленькая, когда-то вольная птичка в большой душной клетке, из которой мне не вырваться.
Каждый день на 3 часа меня выпускают из этой клетки. Нет, не в мир. Они считают это рискованным. Они выводят меня в этот маленький фруктовый садик. Я любила бы его, если бы не серые ужасные стены с колючей проволокой. Она сдерживает меня. Она не дает мне сделать глоток сладко-пьянящего вина из бокала Свободы.
Дверь тихонько скрипит, неохотно открываясь. Я снова растягиваю губы в улыбке и смотрю на вошедшего. Это какой-то молодой паренек с подносом в руках. Я его не знаю. Видимо новенький.
- Твой завтрак.
Я лишь киваю. Он ставит поднос на низенький столик и уходит. Слышу тихий щелчок замыкаемой двери. Вздыхаю и встаю с пола, укрытого посеревшем от времени ковром с длинным ворсом. Смотрю на завтрак. И опять овсянка и чай. С отвращением сталкиваю поднос на пол. Осточертело! Хочу Свободы…
Я снова села у окна. Весь сад блестел серебром в лучах утреннего солнца. Я улыбнулась. На этот раз по-настоящему, а не наиграно. Я всегда любила зиму. А столь красивую и столь недосягаемую я люблю еще больше. Мне еще сильнее хотелось пройтись по снегу, поймать снежинку ртом, слепить снеговика. По щеке потекла соленая слезинка, оставляя за собой лишь мокрую дорожку. Я немного удивленно стерла ее тыльной стороной ладони.
Я не плакала уже около пяти лет. С того самого момента, как я оказалась тут. Тут… Здесь… Опять эти слова. Я тихо рассмеялась, холодно, неестественно. Давайте скажу прямо: тут, здесь – все это слова-заменители. Дурка, психушка, приют для душевнобольных. Да, я псих. Точнее власть меня такой назвала. А все почему? Просто я им мешала. Я бы лучше в тюрьме отсидела свой срок, чем тут, в полном одиночестве, где среди холодных стен бродит потерянное эхо прошлого.
Я сжала кулаки. Ненавижу их! Но ничего, мне немного осталось. Скоро, очень скоро, я уйду. Я снова буду упиваться своей Свободой, буду пьянеть от нее и радоваться ей…
Скрипнула дверь. Я оглянулась. Это снова был тот парнишка. Он с сожалением посмотрел на овсянку.
- Ну зачем ты так?
Я удивленно посмотрела на него. Он был первый, кто сказал мне что-то, кроме холодных слов «кушать» и «гулять»
- Ну… - я немного неуверенно подняла глаза и тут же отвела их, глядя в окно, - Надоело это есть.
- Надо было попросить что-то другое. Я бы принес.
Я невольно перестала растягивать губы в безумной улыбке.
- Но… тебе разве не говорили, что я опасно-больная? – я попыталась загнать его в ступор этой фразой. Этим слабеньким, но все же козырем.
- Говорили. А ты разве не знаешь, что безумные не признают себя таковыми, сколько бы их не лечили? И… У тебя очень одинокие глаза…- он растерянно улыбнулся. Я невольно улыбнулась в ответ. Не «маскарадной» улыбочкой, а своей, настоящей, улыбкой.
- А ты милая, - он зашел в комнату и, закрыв двери, уселся напротив меня. – За что тебя сюда посадили?
Я пожала плечами.
- Мешала правительству.
- Чем? – он удивленно посмотрел на меня.
- Я – бунтарка, - я невесело усмехнулась. Почему-то разговаривать с ним было легко и приятно. Хотя может у меня разыгралось воображение и доверчивость после долгого одиночества…
Он тихо рассмеялся. В его глазах плясали странные, непонятные искорки.
- Ты хочешь сделать еще один глоток из бокала Свободы?
Я удивленно и одновременно растерянно посмотрела на него. Он дословно сказал мои мысли.
- …хочу… - мой голос прозвучал странно и потерянно в воцарившейся тишине.
- А чем заплатишь? Оно не обязательно должно быть материальным, - он заметил немой вопрос в моих глазах. Развел руками. – За все нужно платить. Даже за свободу.
Я задумалась. Чем я могу заплатить? Телом? Нет, это будет похоже на проституцию. Точнее это она и будет. Свою работу? Нет, опять не то. Душу? Но я же крещенная! Тогда… Тогда осталось только одно.
- Хорошо. У меня есть, чем заплатить.
- Чем же? – в его глазах полыхнул дьявольский огонь.
- Жизнью…
Он усмехнулся. Это был уже не тот испуганный юноша-новичок, который сегодня утром принес мне завтрак. Это было нечто другое, не человеческое.
- За такую цену ты можешь купить целых 364 глотков… А ты хочешь только один. Извини, но сдачи я не даю.
- А мне и не надо… - я слегка виновато улыбнулась, - Я просто хочу еще один день свободы, зная, что он последний.
- Хорошо, но тогда ты можешь выбрать, каким он будет, - он потер руки и встал.
- Тихим и… хочу провести его в тут, в родном городе. Но только что бы этот город на один день умер…
Он лишь кивнул. Я тоже встала. Длинное белое «платье» с длинными рукавами выглядело немного нелепо. Я протянула руку, высвобождая ее из тканевого плена. Я понимала, что это создание, стоящее передо мной, не было человеком.
Он с каким-то детским восторгом схватился за мою ладошку. Я почувствовала, что потихоньку слабею. Жизнь уходила.
- Ты проживешь ровно один день. В этот день ты можешь делать все, что хочешь. Хоть прыгать в высотки. Тебе не дадут умереть в неположенное время, - он ссутулился и отвернулся. – Пока, девчонка.
Я даже не обиделась на столь неуважительное обращение. Я думала, что он растает или улетит. Но он лишь вяло поплелся к двери, будто нес что-то настолько тяжелое и в то же время ценное, что не мог уронить или поставить его. И тихо вышел через дверь, как обыкновенный человек. Даже не закрыв ее…

Один глоток… Всего лишь один глоток вина из бокала Свободы. Казалось бы, совсем мало, они ничего не стоит. Но когда ради него продаешь жизнь, начинаешь понимать всю ценность и первого, и второго. Ради Свободы стоит жить, а ради жизни стоит пить Свободу медленно, не спеша вкушая ее сладковато-пьянящий вкус… Вкус, за который не жалко отдать жизнь…

45

о!! так здесь можно выкладывать свои творенья и не по теме???
тогда я выложу свои вещи... только они филосовского содержания и короткие))))

Зимний парк... Чистый лунный свет разбивается на миллионы искрящихся звёздочек о снег. Мягкие, пушистые хлопья падают с деревьев. Я иду словно заблудившаяся тень, уставшая, но не знающая покоя.
Школа, институт, работа...
Кто-то сказал что жизнь – это всего лишь список дел на сегодня, вечная суета и спешка... Как мне хочется стать одним из этих безмолвных великанов. Так и проросла бы корнями в бесконечность, потянулась бы к ласковому солнышку, купалась бы в нежном свете звёзд и луны. Хотела бы петь древнюю, как мир, песнь на пару с ветром, кутаясь в кружевную шаль зимы. Плакала бы с осенним ливнем, роняя красочные листья-слёзы... Хотелось бы отринуть от мирской суеты и смотреть на людей с осуждением и непониманием, дивиться их суете....
Но сейчас осуждают меня и смотрят с непониманием моей суетливости... А я бреду средь них словно заблудившаяся тень, уставшая, но не знающая покоя.

Поздняя осень веет своё, уже пропахшее морозом, дыхание. Утреннее солнце не окрашивает радостью улицы, а наоборот, прибавляет какую-то холодную мрачность. Последние листья безжалостно срывает ветер, заставляя стонать и грустить деревья. Жизнь почти покинула этот город. Только мелкие птицы и вороны хранят ту единственную искру жизни в этом месте. Они охраняют единственную надежду на возрождение этого города.
По улицам в ярком свете двигаются, как заведенные игрушки, трупы. Они именно трупы, ибо моё зрение не может увидеть ни в одном из них жизненного огня, даже искры. Для меня они сливаются с бетоном и асфальтом в одно сплошное серое пятно.
Сколько я слежу за этим холодным городом? Долго... очень долго... но ни время суток, ни поры года не изменяют в моих глазах этих кукол – их сердца уже превратились в окружающий их камень. И для тепла и огня там нету места уже давно.
Дети? Да... маленькие дети ещё не утратили надежды и мечты, они ещё могут замечать меня и радоваться. Но с возрастом они перестанут видеть меня и я для них останусь лишь детскими сказками и выдумками. Временами мои крылья давят на мои плечи с невообразимой силой. Так и хочется избавиться от них как от тяжкого бремени. Но стоит мне бросить взгляд в сторону маленького человеческого существа, так и начинаю сиять нежностью. Дети не умеют неискренне улыбаться, их слёзы чище всего на свете...
Но сегодня я не заметил ни одной тёплой души, лишь одни "тени"...
Но что это?! Что за странное свечение? Оно настолько не привычное. От него шарахаются "тени" как от смертельной опасности. Я же редко видел что-либо кроме серых оттенков. Невидимой дымкой я приближаюсь и замираю от удивления – оказывается это девушка. Но она не сильный источник тепла. Тихо следу за ней и моё любопытство разгорается все сильней. Давненько я не наблюдал такое. В этом хрупком создании, в ней единственной, ещё сохранился тот огонь без которого человек – лишь бездушная кукла.
Только я собрался заглянуть в её сердце... но она обернулась и уставилась на меня. Нет, не сквозь меня, не мимо, как это делают те, другие. Она смотрела прямо на меня. Хотя я выгляжу как простой смертный – я никогда не мог заставить других увидеть меня, ибо они слепы сердцем.
– Кто ты? – вдруг спросила девушка.
– Я? Я лишь человек, – привычно ответил я.
– Человек? А почему у тебя крылья? Такие большие и чёрные.
– Крылья? – удивился я.
Так она видела их?
Я грустно посмотрел на окружающий меня холодный город.
– Почему ты так печален? Кажется что эта грусть копилась в тебе тысячелетиями.
– Мне не хватает тепла.
– Какого?
– Простого. Того которого уже нету в сердцах людей.
Девушка искренне улыбнулась и сказала:
- Люди как маленькие, заблудившиеся в темноте дети – им просто надо показать путь света.
– Я знаю... а ты поделишься для этого своим теплом? – надежда, впервые за столетия, вспыхнула во мне с такой невероятной силой.
– С радостью, – просто сказала девушка.  – Бери!!!
И я почувствовал как раскрылись мои крылья и стали светиться ослепительной белизной. Наконец все прохожие увидели меня!
Наш свет – её и мой, тонкими светящимися  теплом нитями обвили каменные сердца людей...
Можно назвать это чудом, или ещё как-то, но "тени" стали излучать еле заметное тепло, постепенно становясь Людьми.

Снег...
Она плачет. Плачет о том, что всё почти умерло, утратило свою жизнь и погрузилось в пучину холодного сна. Оставив этому миру лишь мёрзлый камень. А её слёзы укрывали белым покрывалом города.
А слёзы капали....
Весенние грозы. Всё прорастает  и возрождается. Она же плачет и несёт жизнь, но в то же время оплакивает всё, ибо знает, что век жизни не долговечен. Предвидит и плачет.
А слёзы капали....
Она слезами  пытается смыть удушливый жар городов и вздохнуть свежестью, неся облегчение. Но он вновь и вновь возвращается, заставляя рыдать Её опять.
А слёзы капали....
Она наблюдает, как умирает жизнь, теряя краски этого мира, и плачет от бессилия. Видит, как всё мертвеет и коченеет. А слёзы льются  потоками, пытаясь смыть всю грязь в этом мире.
А слёзы капали....


Мир так велик и в тоже время так невообразимо мал. Не могу представить, сколько в нём ненависти, жестокости и эгоизма. В этом мире так страшно жить, надеяться, любить и верить...
А жить хочется...
Даже когда моё сердце кровоточит мелкими царапинами. Они слишком малы, чтоб сами по себе быть заметными, но их огромное количество, что б  терпеть. Но жить хочется ещё больше...
Когда некуда идти, и сил уже нету совсем. Когда не на кого опереться и положиться, и ты падаешь снова и снова, а тело нестерпимо болит и просит вечного покоя. Все равно душа требует жить дальше с ещё большим напором....
Мне одиноко и я замерзаю, надеясь что в этот раз наконец придёт блаженное забвение. Зная что на помощь некого ждать. Да и вряд ли кто-то придет, даже если я позову. Но силы чтоб  позвать закончились уже так давно...
Неужели я так и останусь тенью среди призраков? Безголосой и немощной дымкой? А зачем? Зачем мне это? Ведь легче же покинуть этот безнадёжный мир и стать одной из звёзд. Такой яркой и далёкой, как те, другие.
Ну и  что, что я буду одинокой – мне не привыкать. Потому что быть одинокой среди толпы намного тяжелее, чем просто одной.
Тогда почему меня тянет к этому бренному миру, где нет ничего, чтоб могло меня удержать? И почему мне так хочется Жить?
Я проживаю день за днём, минуту за минутой и мне всё сложнее жить с каждой секундой, но тем не менее жажда жизни прибавляется.
Я так хочу Жить!....

46

Я сделаю страшное признание. Аноо... Да! Я - яойщица. И любимая пара - это Канкуро-Киба =) Откровенный фанфиков не пишу: не мой стиль. Но вот то, что получилос после нескольких дней грусти... Писать на украинском - не мой конек. Но пусть будет. Хотелось бы услышать комментарии... Любые... Кому будет интересно, могу выложить на русском. В таком стиле я пишу редко, но признаюсь, это мой любимый стиль.

Божевілля – то є кохання...

Слів нема.
Лише думки.
Та й вони якісь дивні...
Ні, не дивні...
Це просто запитання...
Чому, чому я кохаю саме тебе?
Чому твої вузькі, звірячі очі дивляться не на мене?
Чому твій пес ненавидить мене?
Тому що я лялькар?
Чому...
Питань багато, проте жодної відповіді.
Я намагаюсь привернути до себе твою увагу...
Марно.
Ти дивишся на дівчину.
На ту, що кохає оте кумедне хлоп'я-лисеня.
А чому я кохаю того, хто має собаку?
Я завжди не любив псів...
А ти такий схожий на мале цуценя:
Такий же веселий та безтурботний.
Сумно зітхаю.
Слідкую за тобою щоночі і щодня.
А ти мене не бачиш...
Сумно та самотньо...
Хочеться підійти і все тобі розповісти.
Та ні...
Краще хай все залишиться так як є.
Не хочу руйнувати тобі життя.
Адже я звичайнісінький Лялькар.
Божевільний Лялькар Піску.
А ти...
Ти той, чиє ім'я я шепочу уві сні.
Інузука Кіба.
Я кохаю тебе...
Я хочу тобі це сказати, проте...
Ні!
Скажу...
Підходжу до тебе.
Ти здивовано дивишся на мене.
Звичайно.
Ти звик мене бачити іншим.
У тому дивному капелюшку,
З тими смугами на обличчі,
З Карасу за спиною.
І жорстоким виразом обличчя.
Кладу руки тобі на плечі и дивлюсь в ті звірячі очі.
Ледь посміхаюсь и стиха кажу:
"Кіба... Я кохаю тебе..."
Сумно відводжу погляд.
Повертаюсь і поволі іду геть.
Я сказав те, що хотів.
Мені трошки легше.
І мені не важливо, що буде далі.
Навіть якщо я втрачу життя,
Я ні про що не жалкуватиму...
Я сказав...
Раптом відчуваю чиюсь руку на зап'ясті.
Повертаюсь і знову бачу ті звірячі очі...
Такі вузькі, але таки глибокі.
Чую: "Я теж тебе кохаю, Канкуро..."
Ти сказав це...
Ледь чутно.
Відвівши очі.
Почервонівши.
Посміхаюсь і обіймаю тебе.
Так, я Божевільний Лялькар,
Проте я найщасливіший божевільний в цілому світі...

47

Этот рисунок специально для Кабуто, который в соседней теме "Картинки по наруто" жалуется, что мало яойных картинок с Кабуто.
Рисовалось за 15 минут, звыняйте за качество...
http://i.piccy.kiev.ua/i2/36/5c/12878d1 … d36f9.jpeg

48

Е-е-е... спасибі :D Хоча, насправді, я бурчав з приводу того, що практично немає НЕяойних картинок з Кабуто :rofl: (о, ні, я руйную свою репутацію) Тим не менше, мені приємно  :)

49

:rofl:  :rofl:  :rofl: Шуи зачёт!!!!

50

ShindoShuichi
xDD
ю мейд май дей ))

51

Название: Когда ты не ты
Глава № 1
Автор: Natsuo Zero (я)
Бета: Я и Word
Пейринг: Канкуро/??? (по ходу фика узнаете), тонкие намеки Канкуро/Гаара
Размер: миди
Рейтинг: до поры до времени PG-13, дальше - NC-17
Жанр: скорее всего Romance и Angst
Состояние: в процессе
Дисклеймер: все персонажи принадлежат Масаши Кишимото
Предупреждение: к этой главе - никаких. Что будет дальше... посмотрим *станно улыбнулся*
От автора: Вобщем-то, фанфик яойный. Пейринг не обычный, сразу говорю. Главный герой - ну никак не Гаара. А естественно обожаемый мною Канкуро. Если вы его не любите, читать вас не заставляют. Ага, особенно Иофа XD

Глава первая. Неужели гендзюцу!?

Над волной ручья
Ловит, ловит стрекоза
Собственную тень.
Тиё

Для Виктора день выдался таким же, как и все предыдущие: до безобразия скучным и серым. Единственное, что не давало ему покоя – это сон, который навевал странные ощущения. Именно из-за него парень проснулся часа за 2 до рассвета. Весь день в школе он думал только он нем. Хотя ничего из увиденного не помнил. Только какие-то смутные обрывки и чувства. Виктор снова напряг память, пытаясь вспомнить хотя бы отрывок из своего сна, но в глазах потемнело, и парень оставил эти попытки до лучших времен. "Вот не везет мне. Опять невесть что твориться," – он вздохнул и уставился на доску, на которой учительница писала какие-то заумные формулы. Виктор закатил глаза и позвал Женю, который безразлично покосился на него и тихо спросил:
- Что, Витя?
Виктор чуть скривился и промолчал. Наверное, во всем мире было лишь два человека, которым он позволял называть себя "Витя": Женя и его старшая сестра Юля. Да и то, вторая могла его называть исключительно из-за того, что была старше парня. Впрочем, разница в возрасте была не так уж и велика – всего-то год. Но эта девчонка… О боги! Как она бесила его. А Женя… Женя был лучшим другом Виктора. Они знали друг друга с самых ранних лет, можно даже сказать с пеленок. Правда, у обоих возникало ощущение, что они были знакомы намного раньше. Возможно в другой жизни, а возможно и другом мире.
- Так что ты хотел?
Голос друга грубо вырвал Виктора из размышлений о прошлом. Он потряс головой, как бы собираясь с мыслями, и спросил:
- Тебе ничего странного в последнее время не снилось? – и в упор посмотрел на Женю. В его глазах Виктор заметил явную озадаченность и даже недоверие.
- А что? – вопросом на вопрос ответил он, хотя было заметно, что он хотел сказать что-то другое.
- Да просто мне последнюю неделю снится один и тот же сон. И я прекрасно понимаю, что он важен, но вспомнить не могу: в глазах темнеет, и голова болеть начинает, - он вздохнул и посмотрел в окно. Затянулось молчание, перебиваемое лишь рассказом учительнице о важности биохимии в их будущей жизни.
- Да… у меня то же самое, - Виктор вздрогнул от тихого шепота, внезапно прозвучавшего совсем рядом. Он повернул голову и встретился взглядом с неправдоподобно зелеными глазами друга. – Только, знаешь, я кое-что помню. Там были…
Прозвенел звонок. Женя резко сел на свое место и предано уставился на учительницу, которая вещала о том, что на следующей неделе их ждет контрольная по данному материалу. Виктор вздохнул. "Опять завалю…" – он стал медленно складывать вещи в портфель, поглядывая на Женю. Похоже, он заметил его взгляд.
- Что?
- Ну, ты не договорил.
- Ах, да. Там были ниндзя. Это все что я помню, - он замолчал, а потом сказал: - Еще Юльке такие же сны снятся. Странно, правда?
Виктор кивнул. Он уже почти схватился за ручку дверей класса литературы, как на него налетело нечто белобрысое с двумя по-детски смешными хвостами.
- Юля! – это могла быть только она. И хотя она была на год старше Виктора, но была ниже его сантиметров на десять. Женя исподлобья посмотрел на сестру и вежливо покашлял. Она даже не обратила на него внимания.
- Витя, а Витя, какие у тебя планы на сегодняшний вечер? – "стихийное бедствие" кинуло гордый взгляд на парня и рассмеялось.
- Да никаких, в принципе, - Виктор сжал зубы и еле сдержался, что бы не дернуть ее за хвост.
- Вот и отлично. Значит, мы втроем идем на тренировку.
- На какую такую тренировку? – тихо и без каких-либо интонаций спросил Женя, искоса поглядывая на учеников, проходящих мимо.
- Ну как это! Я же записала нас троих в школу ниндзя.
- Куда? – в один голос спросили парни, недоверчиво смотря на белобрысое чудо. Виктор помотал головой, пытаясь переосмыслить сказанное Юлей. В голове тут же всплыли слова Жени: "…Там были ниндзя."
- Не может быть это простым совпадением, не может и все тут! – пробормотал он себе под нос и посмотрел на друга, который вполне спокойно смотрел на сестру. Только незаметная дрожь зрачков показывала крайнюю степень гнева и раздражения.

Безумные зеленые глаза, в которых полыхал огонь жажды. Жажды крови. Парень отпрянул от брата, что-то невнятно бормоча и размахивая руками. Девушка, стоявшая рядом, стала медленно пятиться, когда эти же глаза посмотрели на нее.
- Гаара! Нет!
Властный голос, прозвучавший за их спинами, потушил тот безумный огонь. Парень с красновато-рыжими волосами спокойно посмотрел на говорившего и сказал:
- Баки, не стоило…

- Виктор, Витя! – кто-то тряс его за плечи, явно пытаясь разбудить. Он открыл сперва один глаз, а потом второй. Перед ним маячило расплывчатое лицо светловолосой девушки, которая встревожено смотрела на него. – Очнулся!
- Что произошло? – Виктор сел на полу и схватился за голову, в которой резко, словно пламя от искры, вспыхнула сильнейшая боль. "Мне… Мне снова что-то снилось. И… Я помню что!" – эти мысли настолько встревожили его, что он так и не услышал, что же с ним произошло. Внезапно, теплая рука легла ему на плечо. Он обернулся и снова встретил эти безумно зеленые глаза. Они были настолько похожи на глаза того парня из сна, что он невольно отпрянул от Жени.
- Ты чего?
- Н… ничего, - Виктор встал, держась за протянутую руку друга. – Я снова видел тот сон.
- Потом, хорошо? Уже звонок прозвенел… - голос Жени звучал откуда-то издалека, словно через вату пропущенный. Виктор лишь кивнул и, заработав очередную порцию сомнительно-приятных головокружений, вошел в класс литературы. Молоденькая учительница посмотрела на него поверх аккуратненьких очочков и лишь указала на его место. Парень плюхнулся на стул и уронил голову на парту. Монотонное бормотание учительницы, цоканье часов, капли дождя за окном – все это его убаюкивало и он, незаметно для самого себя, уснул, уронив голову на руки.

- Канкуро, неужели ты не желаешь его смерти? – голос сестры звучал настолько серьезно, что Кукольник невольно поежился. Кто бы мог подумать, что родная сестра задаст этот вопрос. Даже не Баки.
- Нет, не желаю. И даже не думаю об этом. И ты забудь, Тем. Нам он ничего не сделает, - он нахально посмотрел сестру и довольно гордо усмехнулся.
- Почему ты так уверен? – она презрительно фыркнула и посмотрела в окно, за которым открывался вид на пустыню, которая стала словно бы кроваво-красной в лучах заходящего солнца.
- Потому что знаю его лучше, чем кто-либо еще…

Парень открыл глаза и уставился в белый потолок. Было такое ощущение, будто его огрели чем-то по голове. Он чуть напрягся и попытался вспомнить хоть что-то. "Я – Канкуро. Сабаку но Канкуро. Из Суны. И у меня есть брат и сестра. Гаара и Темари. Да…"
- Очнулся? – чей-то строгий голос выдернул его из размышлений. Он посмотрел на женщину и чуть нахмурился. В памяти всплыл образ красноволосой девушки с флейтой в руках. Таюя. Стоящая перед ним женщина в белом халате была очень похожа на нее. Только музыкального инструмента не хватало.
- Да… А как я тут очутился? – он нахмурился, пытаясь вспомнить, что произошло. Последнее, что он помнил – Акасуна но Сасори и его марионетка Хируко.
- Как это как? – удивилась женщина. – Тебя и твоих друзей, - она махнула рукой куда-то в сторону, - привели сюда одноклассники. Вы о чем-то бредили. О каких-то там Акацках и чьей-то смерти… А у Калашикова на лбу появился какой-то ужасный красный знак. Чем только не терла… Ну ладно, ты поспи еще немного, а мне пора.
Канкуро повернул голову и посмотрел в ту сторону, куда указала женщина. Там на койках, все еще без сознания, лежали Гаара и Темари. Парень сел на постели и посмотрел в окно. Увиденный пейзаж поверг его в шок: огромные серые здания, какие-то странные приборы, туда-обратно снующие по дороге, непонятные деревья, странно одетые люди. "Господи, где мы!? Что вообще происходит!? Я… я помню только Сасори… Нет! Погодите. Это был не Сасори! Это был Орочимару с каким-то его свитком. Неужели мы попали в ловушку?" – эта мысли выбила его из колеи, но тут его отвлек шум. Канкуро повернул голову и посмотрел в ту сторону. Гаара держался за голову и немного оторопело оглядывался по сторонам. Заметив брата, он тихо спросил:
- Где мы?
- Я и сам не знаю. Последнее, что помню – Орочимару, ворожащий над каким-то свитком, - Кукловод сник и снова посмотрел в окно. Снова послышался стон: проснулась и Темари. Посмотрев на братьев, она тихонько ахнула, но промолчала, понимая, что они в таком же состоянии, как и она сама. Все трое сидели молча, стараясь не смотреть друг на друга. Внезапно скрипнула дверь. Троица, как по команде обернулась, что бы посмотреть на вошедшего. Перед ними стояла точная копия Сакуры.
- Гаара, Канкуро, Темари… Кай! – она выкрикнула слово "Рассеяние" так внезапно, что Песчаники подскочили. Но, оглядевшись вокруг, они поняли, что сидят на горячем песке пустыни, а вокруг видны следы боя и маленькая алая дорожка, уходящая куда-то в сторону леса. Канкуро потряс головой и тихо спросил:
- Сакура, что это было?
- Гендзюцу очень высокого уровня, насланное на вас Орочимару. Если бы я не успела вовремя, боюсь, вы бы остались в этом наваждении навсегда. Просто стали бы его частью и забыли бы себя.
Парень удивленно посмотрел на девушку. Он просто не верил в свою удачу.
- Спасибо, Сакура-сан, - Гаара встал с песка и отряхнул свой плащ. – Но что Орочимару хотел от нас?
Девушка пожала плечами и посмотрела в сторону уходящей дорожки из крови.
- Он что-то говорил о безупречном теле и упоминал Канкуро. Ох как мне не понравилось его выражение лица… - девушка вздрогнула, видимо вспомнив его. – Я пойду. Мне еще нужно догнать Какаши-сенсея и Наруто.
Она махнула рукой и быстро исчезла вдалеке, следуя по "дорожке". Темари тоже встала с песка, и они с Гаарой посмотрели на Канкуро, который все еще переваривал полученную информацию. "Ну и зачем я Орочимару? И о каком теле он говорил?" – парень все еще не мог прийти в себя. Он не мог принять того, что Орочимару приходил не за Гаарой, и даже не за Тем. А за ним, за безумным кукольником. Вздохнув, он, наконец, встал.
- Идемте?
- Да, пожалуй, стоит вернуться в деревню… - тихо сказала Гаара. И вся троица, тихо переговариваясь, медленно побрела в сторону ворот Суны, видневшихся совсем недалеко.

Отредактировано Kankuro (2008-02-14 10:17:21)

52

:D Здорово! Так держать!!!

53

Зачем ты такое пишешь?  :(

54

Iof
потому что пишется...

55

Понимаю, сам такой-же... тока на будущее, рассспостраняй это через ПМ, или в асе, ок? Я не могу не читать, но это меня очень духовно истощает...

56

Iof
а ты попробуй не читать -_-

57

не получится...

58

Iof
пф... ну лан... Шоб сгладить твою псмихику -_-

Реальность, которая стала сном

Она стояла в центре скудно освещенной комнатушки. Неровный свет двух факелов то и дело выхватывал из темноты взгляд холодных зеленых глаз. Некогда длинные шелковистые каштановые волосы были криво обрезаны по самые плечи и были настолько спутаны, что походили на старое воронье гнездо. Ранее радостное румяное лицо теперь было смертельно бледным. Было такое чувство, что ее несколько недель держали на сухарях и воде.
- Говори! – этот голос прозвучал в воздухе, словно предупреждение.
Девушка гордо вздернула нос. В этом жесте было нечто королевское. Она попыталась вытянуть руки вперед, но они были прикованы цепями к стенам, так же как и ноги. В воздухе зазвучал смех. Девушка судорожно втянула носом воздух.
- Я никому ничего не должна! – в ее голосе звучала неприкрытая надменность и гордость.
- Ты сломаешься, Раши*. Я знаю, ты сломаешься и забудешь прошлое, Раши, - снова смех, а затем звенящая тишина.
Раши упала на колени. Невероятно, но некогда она была принцессой земли Итамори. А сейчас… сейчас она из Рашимилии* превратилась в простую девушку Раши. Два месяца назад ее и ее семью настигло несчастье: Раши была отдана в жертву одному из тех демонов, которых она боялась больше всего. Демону по имени Солус**. Он мучил ее, заперев в одиночестве в маленькой комнате и не заглядывая к ней.
Девушка страдала. Она не показывала этого – жизнь научила. Во дворце, где она раньше жила, ей было запрещено показывать эмоции без определенного знака со стороны ее матери. Например, если мать подносила руку ко рту тыльной стороной ладони, то Раши должна была смеяться. Девушка только сейчас понимала, что жизнь за пределами замка невозможна для нее. Она была воспитана теми стенами. Но они ничему ее не научили. Хотя нет. Они научили ее прятать эмоции от людей. За это она благодарила свою прошлую жизнь.
Глаза Раши постепенно закрывались. Девушка не заметила, как уснула.

- Госпожа Рашимилия, просыпайтесь! Ваша матушка уже десять минут, как ждет вас!
Раши открыла глаза. Над ней был красно-золотой потолок ее спальни. Девушка удивленно посмотрела на служанку, а затем схватилась за свои волосы. Каштановые локоны были на месте. Она вздохнула с облегчением.
- Так это был всего лишь сон… - прошептала она, медленно и грациозно вставая с постели.
Рашимилия позволила умыть себя, одеть и причесать. Одели ее в длинное атласное платье кроваво-красного цвета с золотыми узорами. На спине красовался золотой сокол с розой в лапах – герб ее дома. Затем девушка прогнала слуг и села на стульчик возле туалетного столика. Она никогда не позволяла подданным касаться ее косметики. Быстро, но элегантно накрасившись, девушка вышла из комнаты. Она направлялась в покои матери.
Остановившись у высокой двери, Раши постучала. Мягкий приятный голос сказал:
- Входи.
Принцесса толкнула дверь и осторожно переступила порог. Сегодня ее мать была одета в изумрудное платье для приемов важных гостей. Девушка немного удивленно посмотрела на мать, а потом спохватилась и присела в глубоком реверансе.
- Вставай, Рашимилия, - королева указала на кресло возле себя, - садись. Сегодня важный день. Приезжает принц Солус, что бы взять тебя в жены. Так как он принц королевства Лайо, то это очень выгодный для нас брак. Ты скажешь ему «Да». Прием состоится сегодня после обеда.
Королева выжидающе смотрела на дочь.
- Да, мама, - девушка покорно склонила голову.
- Вот и хорошо. Иди. Ах да, платье оставь это, а прическу сделай более торжественную.
Девушка кивнула. Сделав реверанс, она в задумчивости покинула покои матери. Все оставшееся время она провела за словарями, ища обозначение имени принца. Но ни в одном словаре она не нашла этого странного имени – Солус. Оставив это бессмысленное занятие, она позвала служанок и, руководя их действиями, стала делать прическу. Наконец все было готово.
Когда Раши заняла свое место по левую руку от отца, прозвучали высокие перезвоны труб, и в зал вошел юноша в сопровождении не очень большой свиты. Сомнений не было – это был принц Солус. Он был красив: мышиного цвета волосы собраны на затылке в хвост, в ярких голубых глазах пляшут загадочные искорки, прямой нос свидетельствует о чистоте крови, а бледные губы выглядят довольно соблазнительно. Рашимилия влюбилась в него. Сделав поклон, принц стал читать речь. Слушая его голос, девушка улыбалась, но в душе все же появилось маленькое пятно сомнения: где же она уже слышала этот голос?
Закончив с торжественной частью, юноша спросил что-то о танцах. Король понимающе кивнул. Заиграла красивая медленная мелодия. Все разбились на пары. Солус вежливо пригласил Раши на танец. Он танцевал легко и непринужденно, но в полном молчании. А затем внезапно спросил:
- Принцесса, вы желаете изменить свою жизнь? – в его голосе прозвучали странные нотки.
- Да… - тихо и уверенно ответила Раши, откинув все сомнения. Внезапный смех из ниоткуда заставил ее оглянуться. Дворец, музыка, люди – все исчезло, растаяло прямо у нее на глазах. Только принц остался. На его губах играла злая усмешка.
- Ты сделала свой выбор, Раши! Ты сломалась, - он вновь рассмеялся. Девушка стояла прикованная цепями и все еще не понимала, что случилось. И внезапно ее осенило.
- Ты… Ты… Урод! – крикнула она, пытаясь вырваться из стальных кандалов.
- О, спасибо, - насмешливо сказал демон, играя чем-то вроде кувшина для воды. Вот только зловещие руны гласили о том, что это не просто вода. Солус налил из кувшина воды и поднес ко рту девушки.
- Пей!
Раши повиновалась. Она сделала пару глотков и уже не помнила, как ее зовут. Перед глазами все поплыло. Кандалы отпустили руки девушки, и она без сознания упала на пол. Демон взмахнул рукой, и комната преобразилась. Раши, в молочно-белом платье и с диадемой на голове, лежала на широкой кровати с балдахином. Пол был устелен мягким ковром, а на стенах висели незатейливые картины.
Демон сел рядом с девушкой и провел рукой по ее щеке. Теперь на его лице четко читалась усталость и любовь, а на губах играла столь нежная улыбка, что никто бы не сказал, что он один из самых жестоких демонов.
- Наконец-то мы снова вместе, Неглектус…

Солус (лат. solus) – одинокий
Неглектус (лат. neglektus) – забытый
РашИ, но РашимИлия.

Отредактировано Kankuro (2008-02-16 01:02:41)

59

хм... а "Реальность, которая стала сном" мне понравилась...

60

если вы не против... я выложу парочку)

http://i005.radikal.ru/0802/fe/a3fa78653f37.jpg недзи
http://i047.radikal.ru/0802/d0/7efde5737e61.jpg мадара и итачи о.О
http://i027.radikal.ru/0712/4f/2ae0ab89ab25.jpg хинко)))
http://i011.radikal.ru/0712/c8/56b0c37b8468.jpg дейчеГ

от пока шо... скоро мне купят планшет, и буду обрабатывать более тщательнее ^__^"


Вы здесь » Naruto Trip 2009 » Ichiraku Ramen » Наше творчество